Cравним: потеря работы в Литве и Дании

Нельзя сравнивать, но сравним. Эти слова премьер-министра Альгирдаса Буткявичюса относились к обсуждению цен на продукты питания, но их можно употребить и для обсуждения разработанной в Дании модели флексекьюрити (flexicurity) предложенной для Кодекса законов о труде и социальной модели в целом. Президент Даля Грибаускайте наложила вето на Кодекс законов о труде, так как он, по мнению главы государства, не гарантирует в достаточной степени соблюдение прав работников и узаконивает господство работодателей. Президент представила свои предложения, но парламент ещё не принял по ним решения. В Литве утверждают, будто Трудовой кодекс меняется в Литве для того, чтобы приблизиться к образцу датского флексекьюрити. Датская модель основана на трёх элементах: работодателю позволяется довольно легко нанимать и увольнять работников, но уволенному человеку гарантируется чрезвычайно высокий уровень социальной защиты и предложение мер по поиску нового рабочего места или переквалификации.   «В Дании уволить человека не трудно», – говорит проживающая в этой стране Моника. Но тут же перечисляет неисчерпаемые возможности для потерявшего работу человека, который получает не только выплаты, но и всевозможную помощь. Как выглядит ситуация при потере работы в Литве и Дании с точки зрения работника? Жизнь безработного в Дании Действующая в Дании система страхования по безработице в корне отличается от литовской. В этом государстве страхуются от безработицы, платя взносы в специальный фонд, который называется a-kasse. Там их имеется много и разных, некоторые из них предназначены для определённых профессиональных групп. Платящие в фонд работники могут не относиться к профсоюзу. Взносы в фонд варьируются, но в среднем могут составлять около 416-578 крон в месяц, т.е. примерно 55-77 евро. Желающий получить пособие по безработице человек должен иметь стаж не менее 52 недель за последние три года (34 недели, если он работал неполный рабочий день) и состоять в фонде не менее года. Выплаты безработным в Дании составляют около 90% прежней зарплаты, но установлен «потолок» – 4180 шведских крон в неделю (561 евро в неделю). Для выпускников университетов «потолок» достигает 3430 шведских крон (460 евро) в неделю. Если выплаты хочет получать окончивший учёбу студент, он должен в течение двух недель по окончании вуза стать членом такого фонда. Исключительным является то, что пособие выплачивается только за пять рабочих дней. Выходные дни не оплачиваются. Если человек не находит работы, пособие ему может выплачиваться в общей сложности на протяжении 2 лет в течение 3-летнего периода. Однако начало выплат зависит от размера компенсации выходного пособия. Обычно оно бывает в размере 1-3 месяца, в зависимости от стажа работы, но многое регулируется коллективными договорами, так что всё очень индивидуально. Что случается с незастрахованными Страхование от безработицы в Дании является добровольным. Это означает, что человек может не страховаться, если считает, что ему это не нужно. В таком случае он, лишившись работы, обращается в муниципалитет, который может оказать поддержку такому человеку. Это скорее социальная поддержка, а не пособие по безработице, и по-датски называется kontanthjælp. «Такую выплату можешь получить только если ты старше 30 лет, и если никто из семьи не может поддержать, если ты продал своё имущество и не владеешь квартирой», – говорит Моника. «Такая kontanthjælp в основном предназначена для тех, кто реально ничего не имеет», – добавляет она. Если человек отвечает требованиям, в месяц он может получить 10-14 тыс. крон (1400-1900 евро). Это зависит ещё и от того, есть ли у него дети. Лина, муж которой не платит страховые взносы по безработице, говорит, что даже получив поддержку от муниципалитета, человек должен искать работу, с ним работают индивидуально. Например, если работа не подходит ему по специальности, ему предлагают искать работу попроще. Живущая в Дании и воспитывающая троих детей литовка Лина говорит, что её муж решил не страховаться от безработицы, так как состоит в профсоюзе, а поэтому не думает, что будет уволен, но если уйдёт с работы сам, то, скорее всего, найдёт новое место работы. Тем не менее, Моника говорит, что датчане это назвали бы «очень плохим аргументом». По её мнению, лучше быть застрахованным, тем более что взносы в фонд страхования от безработицы очень низкие по сравнению с заработной платой. Средняя годовая зарплата в Дании достигает 428 тыс. крон, т.е. около 57 тыс. евро в год и около 4,7 тыс. евро в месяц. Таким образом, взнос менее 100 евро – это капля в море. Эти фонды в Дании субсидируются из государственного бюджета.   Необходимо зарегистрироваться в Центре труда Для того, чтобы безработный мог получать пособие, он должен быть зарегистрирован на датской бирже труда, которая называется Центром труда. Регистрироваться, конечно же, можно и по интернету. Но именно услуги Центра труда наиболее привлекательны для живущих и работающих здесь литовцев. Моника, например, говорит, что «они там работают очень хорошо. Когда я закончила учёбу и одновременно бросила работу в юридической фирме, я два месяца была зарегистрирована в этом Центре труда». Условия, по её словам, довольно жёсткие: предусмотрено, какое количество резюме следует направить за определённый период времени, как часто встречаться с консультантом. Но Центр труда, как правило, не даёт направления на работу, работу ты должна найти сама, а Центр труда контролирует процесс, смотрит, не переоценивает ли человек свои способности, ищет ли соответствующее его способностям рабочее место. Жизнь безработного в Литве Какова жизнь лишившегося работы в Литве человека? В соответствии с Законом о социальном страховании от безработицы, право на компенсацию по безработице человек получает, если до регистрации на Бирже труда его стаж социального страхования составлял не менее 12 месяцев за последние 24 месяца. Согласно новому закону, который должен вступить в силу с 1 января, пособие по безработице может выплачиваться в течение 6 месяцев. Постоянная часть выплаты – 30% от минимального размера оплаты труда (ныне – 114 евро). Переменная часть уменьшается каждые два месяца: первые два месяца это будет 50% от имевшихся средних доходов, с третьего до четвёртого – 40%, в последние два месяца – 30%. Если человек получает среднюю заработную плату, которая в настоящее время до вычета налогов составляет 748 евро, то начисляемая «на бумаге» выплата за первые два месяца составит 488 евро, за два других – 413 евро, а за последние два месяца – 338 евро. По сравнению с получаемыми в настоящее время выплатами, они несколько увеличиваются, так как сейчас максимальная выплата составляет 311 евро, минимальная – 102 евро. 44-летняя Эвелина из Вильнюса сейчас как раз исследует эффективность Биржи труда Литвы, но восхищения в её голосе не чувствуется. Женщина недавно ушла с работы в СМИ и говорит, что зарегистрировалась на Бирже труда, но ей не нравится, что там всё сосредоточено только на выплатах – как если бы это альфа и омега деятельности Биржи труда. Эвелина говорит, что хотела повысить свою квалификацию, например, лучше овладеть английским языком или научиться водить машину. Но, к сожалению, 44-летняя женщина не попадает в категории, на которые распространяются различные меры рынка занятости: она – не молодая безработная, не долгосрочная безработная и не безработная предпенсионного возраста. Женщина говорит, что работала с 19 лет, всю жизнь платила налоги, родила троих детей, в первый раз зарегистрировалась на Бирже труда, но не может бесплатно ходить даже на курсы английского языка. Правда, Эвелине понравилось, что работник Биржи труда проконсультировала её по юридическим вопросам. Например, что будет, если она получит небольшой заказ и какие-то незначительные доходы по авторскому договору. «Мне объяснили, как поступить: например, можно подписать авторский договор на несколько дней с обязательным указанием срока его окончания, тогда на какое-то время приостанавливается статус безработного, но зато не придётся повторно регистрироваться и осуществлять все процедуры», – говорит она. Но и здесь проблема: сумма полученного дохода вычитается из пособия по безработице, поэтому безработные в основном не стремятся к получению дополнительных доходов, которые действительно чаще всего бывают мизерные. Особенно Эвелина обращает внимание на некоторую отсталость Биржи труда Литвы, что, по её словам, признают и сами консультанты. Что особенного в Дании? Уникальность системы социального страхования Дании можно объяснить довольно просто: правительство, по данным «Eurostat», в 2014-м на политику занятости выделила 3,22% валового внутреннего продукта. Литва на эти цели в том же году выделила 0,43% ВВП. Даже в Латвии и Эстонии выделили больше – соответственно 0,53% и 0,59%. Но профессор юридического факультета Вильнюсского университета Дайва Петрилайте обращает внимание на общественно-социальные, исторические и ментальные различия. «Дания, например, этот принцип строила на завидно прочном фундаменте социального диалога, в котором ответственность всех троих игроков была очевидна и прямо указана. Эстония, в свою очередь, никогда не имела, не имеет и не будет иметь такой ужасной эмиграции, как в Литве. Это, опять же, является важным фактором при выборе пути реформ. Это лишь некоторые из множества аспектов, которые не были должным образом учтены при разработке нового Трудового кодекса, и в этом причина всех нынешних баталий», – отметила Д.Петрилайте. Лёгкий приём и увольнение работников, по её словам, само по себе не является ключом к экономическому процветанию, никто не говорит о показателях удовлетворённости трудом, о стрессе на работе, о скрытом эксплуататорском труде. Д.Петрилайте, помимо всего прочего, напоминает, что даже фантастическая гибкость датской системы во время кризиса была не столь велика, как это казалось на первый взгляд. Во время кризиса безработица в Дании удвоилась с 3,3% в 2008 г. до 7% в 2010-м и 7,5% в 2012-м. Конечно, эти изменения действительно не были трагическими, но они в краткосрочной перспективе увеличили расходы государства, а в долгосрочной – выдвинули вопросы об устойчивости датской модели к кризисам «Концепция флексекьюрити во время кризиса эволюционировала, в ней стал преобладать социальный аспект, многие государства спасали испытавшие негативные экономические последствия рынки труда путём повышения социальной защищённости, а не безоглядно устанавливая более гибкое правовое регулирование трудовых отношений», – утверждают Дайва и Вида Петрилайте в книге «Krizė, teisės viešpatavimas ir žmogaus teisės» («Кризис, владычество закона и права человека»). Эгле САМОШКАЙТЕ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.